Интервью с Валерией в 2003 году в Аткарске ч.1
 

 

Навигация
  Главная
сайта города Аткарск
  Сведения
о городе Аткарск
  Новости
новостная лента Аткарска
  Организации
города Аткарск
  Образование
образовательные учреждения Аткарска
  Фотогалерея
фотографии Аткарска
 

 
Интервью с Валерией

Валерия в Аткарске
Интервью 1 часть
 

Валерия в Аткарске
Интервью 2 часть
 

Валерия в Аткарске
Интервью 3 часть
 

Валерия в Аткарске
Интервью 4 часть
 
 


 

другие темы

подробно
 


 

  В 2003 году после фактического разрыва с Александром Шульгиным Валерия вернулась на родину, к маме с папой. Тогда Лера была убеждена, что маленьких детей (Ане в ту пору было 8, Артему -- 7, а Арсению -- 3 года) лучше растить вдали от столиц. Прошел год. Не собирается ли певица возвращаться в Белокаменную?
    -- Пока некуда возвращаться, -- машет рукой Валерия. -- По брачному контракту нам с детьми достался загородный дом в Крекшино. Это в полусотне километров от Москвы по Минскому шоссе. В доме постоянно ломается отопление... Да и вообще там нельзя жить. Это даже орган опеки и попечительства признал. Нажились уже за забором, хватит. А три квартиры в Кунцево, на улице Загорского, студия на Сретенке, офис на Тверской и большая квартира в Камергерском переулке, в доме, где жил Кассиль, а также маленькая на Пролетарке принадлежат Шульгину. Он кричит на каждом углу, что любит своих детей и хотел бы с ними почаще видеться, но делает все для того, чтобы дети жили за тысячу верст и не беспокоили любящего папу.
    -- Так вы вынуждены жить в Аткарске из-за отсутствия жилья?
    -- Можно сказать и так. Но это еще не означает, что нам здесь плохо. Наоборот, такого чудесного года ни у меня, ни у детей никогда не было.
  Я так рада, что не поддалась в очередной раз на посулы и обещания Шульгина, добилась развода. Ведь раньше я не имела права голоса. Даже видя, что муж портит детей, делает совершенно недопустимые вещи -- допустим, берет двухлетнюю Аню на дискотеку, заканчивающуюся далеко за полночь,
  или будит их в четыре утра, чтобы послушали его новую песню, -- я была бессильна ему помешать. Тут же последовала бы оплеуха. На глазах у детей! Муж и без того избивал меня до фиолетового цвета, запирал в собачьем вольере в зимнюю стужу, постоянно и изощренно унижал, оскорблял.
  Чтобы больше не обращаться к этой больной для меня теме, расскажу только об одном эпизоде. Я ждала третьего ребенка, Сеню. А Саша словно нарочно задался целью сделать наше совместное проживание невыносимым. Я пришла в обычную женскую консультацию, по месту прописки, на Пролетарке, и притворилась, что, мол, с сердцем нехорошо. Хотя на самом деле беременность протекала нормально. Меня положили в кардиологический роддом на сохранение. Я пролежала там месяц. Четыре человека в палате. Одна ванная на всех, в дальнем конце коридора. И та работала два дня в неделю. Не знаю, как я все это вынесла. Но у Шульгина один ответ: «У меня нет денег класть тебя в нормальную больницу». Финансами в нашей семье занимался Саша. Мои доходы были как бы виртуальными. Во всяком случае, я их не видела, только на бумаге.
    -- Шульгин не хотел третьего ребенка?
    -- Хотел! Чем больше детей, тем лучше. Дети -- это алиби. Его многие знали с плохой стороны, но... от плохих людей детей не рожают. Рожая детей, я создавала ему имидж, который, в свою очередь, помогал открывать все двери.
    -- Где же родился Сеня?
    -- В ноябре 1998 года в Институте репродукции. Хотя должен был родиться в ЦКБ. С этой больницей у нас был заключен договор. Но я его расторгла, получила назад деньги и легла в институт на самых обычных, бесплатных условиях. Оттуда нас с Сенечкой забрали чужие люди -- знакомые моей знакомой. У женщины, приютившей меня и детей, были три дочки того же возраста, как мои. Мы жили у них на станции Клязьма. Воду приходилось таскать из колонки на второй этаж.


 
 
 
 

Интервью с Валерией в городе Аткарск в 2003 г. © Atkarsk.com